Булганин Владислав Федорович

Член Союза художников России

Родился в 1961 г. в поселке Сынпул

Рязанской области.

В 1980 г.окончил «Рязанское

художественное училище.

В 1988 г. Ленинградское высшее
художественно-промышленное училище

им. В.И. Мухиной (ныне академия Штиглица).

С 2008 г. член Союза художников России. Постоянный участник региональных

и всероссийских художественных выставок.

В сообществе новгородских художников Владислав Булганин по праву занимает место ведущего пленэриста. Около десяти лет назад художник громко заявил о себе пейзажами Великого Новгорода и вошел в число его ведущих мастеров. С тех пор мотивы Новгородчины являются основой его творчества.


Булганин — один из немногих новгородских живописцев, работающих темперой. Манера письма художника легко узнаваема по сочетанию экспрессивного контурного рисунка

с локальными цветовыми плоскостями. Благодаря этому его эффектные картины притягивают зрителя и предлагают ему разделить авторский взгляд на природу и город. Вместе с тем художнику удается избежать «сваливания» в декоративность

и дизайнерскую стилизацию пейзажа.


Четыре темперных листа, вошедшие в проект «Новгородские сезоны», наиболее характерны для сегодняшнего Булганина.
«Колокольня Юрьева монастыря…» создает ощущение ветреного зимнего дня. Тонкая гармония голубоватых стен, охристо-серого неба с более плотной полосой туч акцентируется по-детски наивным, но по-мужски сильным росчерком деревьев и теней. Зябко. Ветер закручивает потоки и уносится к мягкому силуэту старой мельницы.


И вот уже теплота пробивается сквозь мартовский снег в «Рюриковом городище». Руины церкви Благовещения на картине Булганина величественны и монументальны. Темная гладь реки Волхов дышит мощью и весенней силой, готовая распахнуться разливом.

«На Воскресенская стороне» — августовский парный портрет новгородских храмов Иоанна Милостивого и Уверения Фомы, единственных дошедших до наших дней построек Воскресенского монастыря на Мячине. Эффект «портретности» главок церквей подчеркивается желтым кружевом цветущего
топинамбура.

Широта и ритмическая маршевость разворачивается в осеннем пейзаже «Софийская сторона». Размеренное движение воды и масс облаков над силуэтом Новгородского детинца разбивается энергичными вертикалями деревьев у его стен. Художник заставляет картину звучать, придавая музыкальность традиционному виду левого берега Волхова.